adv-1.png

И все-таки не расторгается!

В Белгородской области имеют место случаи обращения граждан за правовой помощью в связи с произошедшими в конце прошлого года курсовыми колебаниями национальной валюты. И, несмотря на немногочисленность таких обращений, хочется выразить единую точку зрения на этот счет, чтобы предупредить вероятность попадания граждан в руки тех «юристов», кто обещает решить любой вопрос, даже если он и не лежит в правовой плоскости.

Что мы имеем? Типовая достаточно ситуация наличия кредитного обязательства, взятого в иностранной валюте. В Москве и Санкт-Петербурге, ряде иных крупных городов такие займы брались для приобретения недвижимости, обремененной в связи с этим ипотекой (сразу отмечу, что ипотекой именуется вид залога, а именно залог недвижимости, но никак не кредитное обязательство, в обеспечении которого соглашение об ипотеке и заключают). В нашем регионе ситуация несколько проще: граждане иногда позволяют себе брать именно займы в иностранной валюте. Пик таких обязательств пришелся на 2007-2009 годы, когда банки выдавали займы, например, в японских йенах, а возврат долга и процентов осуществлялся в рублях. При определенном укреплении рубля такие действия были целесообразны. Однако кризис 2008 года стал первым ударом в колокол, к которому прислушались немногие. Вот и теперь, не имея четких познаний в области валютных рынков, граждане берут кредиты в европейской валюте и американских долларах, полагаясь на возможность получения дешевых и доступных финансовых резервов. И вот грянул очередной кризис: декабрь 2014 года.

Гражданское законодательство позволяет в судебном порядке расторгнуть договор при существенном изменении обстоятельств, если заявившая об этом сторона докажет, что не могла предвидеть наступление таких обстоятельств, а при наличии такой возможности и вовсе бы отказалась от заключения договора.

Всюду в прессе появились комментарии о возможности прекращения валютных кредитных обязательств, стала даваться массированная реклама с предложениями решить вопросы заемщиков. Но как же это все решается на практике?

В одном из дел, рассмотренных в 2013 году арбитражным судом Свердловской области, сделан вывод, что «существенным изменением обстоятельств для этих целей можно было бы признать введение дополнительных налогов либо повышение ставок существующих налогов, значительное падение курса национальной валюты, существенное повышение стоимости строительных материалов, подрядных работ и т.д., необходимых для строительства объекта недвижимости, поскольку эти факты влекут нарушение эквивалентности взаимных предоставлений по договору участия в долевом строительстве».

В другом деле уже арбитражный суд Московского округа указал, что основанием к расторжению договора может являться существенное изменившееся обстоятельство — финансовый кризис и резкое увеличение курса доллара США, в условиях которого исполнение договора без изменения его условий, касающихся порядка оплаты технологического оборудования, существенно нарушил бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон. Это дело было рассмотрено в связи с экономическим кризисом 1998 года.

Мне известно также решение одного из районных судов города Уфы, которым суд признал возможным расторжение кредитного договора, указав, что значительное увеличение курса доллара СШАв определенный период времени при заключении договора является существенным изменением обстоятельств, которые не были оговорены в кредитном договоре между сторонами и не вытекают из существа договора, и, следовательно, с учетом требований истца о досрочном взыскании всей суммы кредита, влекут удовлетворение встречных исковых требований о расторжении договора. Это решение вынесено в 2014 году.

Сегодня, последствием кризиса декабря 2014 года являются два судебных акта. Один вынесен в Подмосковье в пользу заемщика, однако отменен при апелляционном рассмотрении, и таким образом не представляет для нас интереса. Второй — из Краснодарского края, хотя пока и не вступивший в силу.

Чем же руководствуются суды, отказывая в защите заемщика? Логика в данном случае проста: изменение курса национальной валюты не является обстоятельством, которое является достаточным для изменения либо расторжения договора, совершенного в иностранной валюте. В условиях длительной нестабильности рубля, длящейся последние десятилетия, трудно сделать вывод о том, что при заключении кредитного договора заемщик исходил из того, что резкого падения курса не произойдет. Напротив. Суды все чаще указывают, что заемщик вправе был согласовать соответствующее условие договора, предусмотрев, например, возможность расторжения договора при определенном курсе валюты либо закрепив этот курс в договоре в твердом номинале.

В свою очередь, я лично придерживаюсь того мнения, что попытки защитить заемщиков могут быть более или менее успешными при признании финансового кризиса так называемым форс-мажором, обстоятельством непреодолимой силы, хотя при таком подходе прямой возможности для расторжения договора или его изменения и не будет, но заемщик может быть освобожден от ответственности за ненадлежащее исполнение, в том числе от повышенных штрафов либо от обращения взыскания на заложенную недвижимость.

Многие эксперты отмечают, что сама по себе современная экономика, основанная на капитале, периодически становится причиной возникновения финансового кризиса, длительность и влияние которого на каждый конкретный хозяйствующий субъект можно спрогнозировать не всегда.

Если придерживаться той точки зрения, что спрогнозировать последствия кризиса для каждого хозяйствующего субъекта невозможно, то позволительно ли в этом случае расценивать финансовый кризис как форс-мажор? В одном из дел, рассмотренных в 2009 году Международным коммерческим арбитражем при Торгово-промышленной палате РФ, арбитр пришел к выводу, что финансово-экономический кризис не является обстоятельством форс-мажора. Однако такая точка зрения не бесспорна, поскольку форс-мажорные обстоятельства — это такие чрезвычайные обстоятельства, которые не зависят от воли сторон, они непредсказуемы.
 
Кроме того, нужно понимать, что если ведение любого бизнеса — это риски, а финансовый кризис — лишь один из них и сам по себе не может служить основанием для освобождения от ответственности при нарушении договора или для его изменения, то в соответствующих отношениях с участием граждан ситуация должна рассматриваться под иным углом зрения. К сожалению, пока соответствующей практики суды не выработали, прежде всего по причине, что граждане с требованиями об освобождении их от ответственности перед банками по мотивам ненадлежащего исполнения вследствие кризиса — не обращаются. А защита интересов путем предъявления иска о расторжении либо об изменении кредитного договора не основана на законе, как это указывалось мною выше. Правильная тактика защиты может оказать содействие законным интересам заемщиков.

К слову, если говорить в том числе о предпринимателях, следует помнить, что сравнительно с экономическими кризисами 1998 и 2008 годов, на российскую экономику не оказывали негативное влияние санкции со стороны иных государств. В этом состоит важное отличие нынешнего кризиса, который является следствием не просто изменения рыночной стоимости валюты, что не может явиться достаточным основанием для применения ст. 451 ГК РФ, а проявляет себя как последствие действий и решений публичных третьих лиц, что по существу вполне может явиться основанием для пересмотра существующей практики применения положений о порядке и основаниях расторжения и изменения договоров, поскольку запретительные действия властей традиционно относятся к форс-мажору. Дело в том, что договорная сфера есть сфера частной инициативы и автономии, и она не регулируется актами публичного права. Соответственно, любые публично-правовые изменения, будь то усиление налогового бремени либо введение ограничений на оборот товаров определенного вида и последовавшее за этим удешевление национальной валюты, если и не могут признаваться основанием применения ст. 451 ГК РФ и расторжения либо изменения договоров, должны признаваться основанием для освобождения от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательств заемщика.

Евгений Киминчижи,
заведующий Центральной коллегией адвокатов
Белгородской области, адвокат
куратор рубрики: Игорь Гладков




Заказать обратный звонок
Задать вопрос
Защита от автоматического заполнения
CAPTCHA