adv-1.png

Прецедент и сбережения

Ситуация, когда собственник банка-банкрота вносит свои средства для полного расчета с кредиторами, уникальна, такого не было никогда за всю историю деятельности Агентства по страхованию вкладов в качестве конкурсного управляющего. И вот собственники банкротящейся кредитной организации «Мой банк» сообщили о полном погашении обязательств перед вкладчиками.

Казалось бы, в этой истории (помимо уголовно-правовой составляющей в отношении руководства банка) нет ничего интересного простым гражданам, доверившим банку свои сбережения. Но таковым может быть ответ только при самом поверхностном взгляде на возникшую прецедентную ситуацию.

Для начала небольшой экскурс в историю событий, имевших место в январе 2014 года у нас в Белгороде. А ситуация разворачивалась следующим образом.

Приказом Банка России от 31 января 2014 года у ООО «Мой Банк» отозвана лицензия на осуществление банковских операций. Положениями ст. ст. 6-11 Федерального закона «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации» предусмотрено обязательное участие всех банков в системе страхования вкладов. А страховым случаем признается, в том числе, отзыв (аннулирование) у банка лицензии Банка России на осуществление банковских операций в соответствии с Федеральным законом «О банках и банковской деятельности». Страховой случай считается наступившим со дня вступления в силу акта Банка России об отзыве (аннулировании) у банка лицензии Банка России. Размер возмещения по вкладам каждому вкладчику устанавливается исходя из суммы обязательств по вкладам банка, в отношении которого наступил страховой случай, перед этим вкладчиком.

При этом согласно имеющимся указаниям ЦБ РФ банк, в отношении которого наступил страховой случай, обязан формировать реестр обязательств на основании учета обязательств банка перед вкладчиками и в семидневный срок со дня наступления страхового случая представить реестр обязательств в Агентство по страхованию вкладов. Такой реестр обязательств формируется на конец операционного дня, которым определен момент наступления страхового случая, а реестр является единственным основанием для выплаты Агентством страхового возмещения.

Предписанием Банка России от 19 августа 2013 года в отношении ООО «Мой Банк» введены ограничения сроком на 6 месяцев на привлечение денежных средств физических лиц, не являющихся участниками банка, во вклады (до востребования и на определенный срок) и на банковские счета. Объем указанных операций ограничен объемами остатков денежных средств, сложившимися на соответствующих балансовых счетах на дату введения ограничения.
 
Предписанием Банка России от 13 января 2014 года в целях защиты интересов кредиторов и вкладчиков в отношении банка введены ограничения сроком на 6 месяцев на открытие банковских счетов физических лиц, включая открытие безналичных металлических счетов по привлечению драгоценных металлов во вклад.

Такие действия стали реакцией ЦБ РФ на жалобы клиентов банка на неисполнение обязательств по перечислению платежей, невыплате по первому требованию вкладов физических лиц. Поступающие в банк распоряжения клиентов были размещены в картотеке неоплаченных распоряжений из-за отсутствия денежных средств на корреспондентском счете банка.

Несмотря на все это, вкладчики, не знавшие о возникших затруднениях у банка, открывали вклады в период с 20 августа 2013 года до дня отзыва лицензии у банка, никаких предупреждений в отношении осуществляемых операций сотрудниками банка до вкладчиков не доводилось. Тем более что согласно абз. 2 п. 2 ст. 846 ГК РФ, банк не вправе отказать в открытии счета, совершении соответствующих операций, по которому предусмотрено законом, учредительными документами банка и выданным ему разрешением (лицензией), за исключением случаев, когда такой отказ вызван отсутствием у банка возможности принять на банковское обслуживание либо допускается законом или иными правовыми актами.

Таким образом, принимая денежные средства у населения по вкладам в указанный период времени, банк изначально ставил своих клиентов в рискованное положение. К слову, начиная с середины января 2014 года, сотрудники банка тем либо иным образом пытались снять возникшее напряжение и частично выдавали вкладчикам из кассы денежные средства.

Но объем совершаемых кассовых операций привел к тому, что в электронном виде они оформлялись не в хронологическом порядке. Это позволило впоследствии трактовать совершаемые записи как технические, не свидетельствующие о реальном движении денежных средств, в связи с чем довольно большое число вкладчиков не получили страховых компенсаций по своим вкладам.

Почему так вышло? А ситуация довольно простая. Некий вкладчик, предположим, имеет в банке значительную сумму, превышающую в несколько раз установленную законом страховую сумму (составлявшую на тот момент 700 000 рублей). Другой же вкладчик в сложный для банка период вносит в него небольшую сумму, которую впоследствии почти сразу же снимает частично или полностью. Возникает ситуация, трактуемая судами таким образом, что имеет место дробление вклада. Т.е. документальное подтверждение внесения денежных средств имеет место, но в условиях ограничения прав банка по принятию наличности и при массовости неисполненных обязательств, создается дефицит банковской массы, позволяющий утверждать о техническом характере записей по вкладам со списанием части их у мажоритарного клиента и внесением миноритарным клиентом. Иными словами при совершении записей в документах бухгалтерского учета по счету банк в силу фактической неплатежеспособности не исполнял поручения своих клиентов. Технические записи по счетам, совершенные миноритарным клиентом, не отражают действительного поступления денежных средств в кассу банка, а лишь создают видимость проведения кассовых операций. В операциях по счету вклада с незначительными перерывами во времени отражены операции по внесению на депозитный счет денежных средств, а следующей сразу же или спустя короткий период времени операцией является снятие со счета по вкладу денежных средств. А по смыслу ст. 140 ГК РФ технические записи по счетам клиентов в банке, совершенные в условиях его неплатежеспособности, нельзя считать деньгами (денежными средствами), они не влекут правовых последствий в связи с фактической неплатежеспособностью кредитной организации.

Круг замкнулся. Вы внесли денежные средств в банк, но система обязательного страхования не способна вам их вернуть.

Казалось бы, состоявшаяся выплата собственником банка имевшихся долгов реанимирует банк. Однако это не решит проблему с теми вкладчиками, чьи операции по счетам уже были признаны техническими. Кроме того, самый ожидаемый сценарий развития события состоит в том, что банк будет ликвидирован, пусть и не в рамках процедуры банкротства, а все потому, что погашение даже за счет средств собственника долгов, во-первых, влечет возникновение долга банка перед своим собственником, а во-вторых, показывает отсутствием имущественной самостоятельности банка.

Тем не менее данная ситуация дает шанс «техническим» вкладчикам ООО «Мой Банк», равно как и иных кредитных организаций, чьи лицензии были отозваны, заявить о восстановлении своих счетов в той части, которая признана недействительной — записи о частичном снятии вклада. Раз никто не истребует снятые вкладчиком суммы, отраженные в бухгалтерской документации, а сами они признаны недействительными, стало быть, вкладчик не снимал фактически денежных средств и вправе заявить о восстановлении записей учета по вкладу и потребовать возврата денежных средств, хотя бы ранее им уже и снятых.

На данный момент имеется несколько успешных попыток решения разногласий с банком таким вот образом. И эта возможность себя еще не исчерпала.


Евгений Киминчижи,
заведующий Центральной коллегией адвокатов
Белгородской области, адвокат
куратор рубрики: Игорь Гладков




Заказать обратный звонок
Задать вопрос
Защита от автоматического заполнения
CAPTCHA